Главная » Личные деньги » Измученные кредитом: четыре грустных истории о хронических заемщиках

Измученные кредитом: четыре грустных истории о хронических заемщиках

Почти 15 триллионов рублей россияне должны банкам. В прошлом году рост долговой нагрузки оказался рекордным за пять лет: по данным ЦБР, на 22,8% увеличились долги соотечественников перед банками. Годом ранее этот показатель составлял 13,2%.

Эксперты Всемирного банка недавно предупредили о риске возникновения в России финансового пузыря. Именно из-за огромных долгов граждан. Во-первых, растет популярность займов «до зарплаты» со ставкой до 2% в день. Во-вторых, в нашей стране 10% необеспеченных кредитов являются просроченными. А по подсчетам Объединенного кредитного бюро (ОКБ) и «Федресурса», в прошлом году на 47% выросло число граждан и индивидуальных предпринимателей, попавших под процедуру банкротства. Это 44 тысячи человек. В настоящее время в России порядка 748 тысяч потенциальных банкротов.

Корреспонденты АиФ.ru записали истории заемщиков, которые теоретически могли бы стать банкротами — на что они брали кредиты, как общались с коллекторами и что делают, чтобы вернуть долг.

Россия захлебывается в долгах. Почему население не вылезает из кредитов

Из центра Москвы за 101 километр

Пенсионерка Александра и ее дочь, медсестра Валентина (имена изменены по просьбе героинь) родились в центре, в одном из престижных районов Москвы. Жили они в «сталинке», в четырехкомнатной квартире, с дубовой мебелью, библиотекой и чехословацкой посудой.

Сейчас квартира, похожая на ту, в которой жили женщины, стоит 24 миллиона рублей. Но продали элитную жилплощадь, доставшуюся в наследство от папы/дедушки, в 90-х, за бесценок — с деньгами тогда во всей стране были проблемы.

На вырученные с продажи «сталинки» деньги семья купила «двушку» в Западном Бирюлеве, районе, который всегда считался не очень благополучным. А двадцать лет назад, по словам Александры, там и нелегальные мигранты арендовать жилье не хотели. «Конечно, мы там очень дешево купили квартиру. С неплохим ремонтом. Правда, о соседях — интеллигентах пришлось забыть, теперь мы жили рядом с рабочими, простыми людьми. Тогда ни я, ни дочь не работали — жили на деньги, оставшиеся с продажи квартиры, ездили на море», — рассказывает женщина. По их расчетам, денег должно было хватить на несколько лет. Но однажды средства пропали — прихватил кто-то из гостей, пришедших на день рождения Александры. Без финансовой подушки Александре и ее дочери пришлось экстренно искать работу. При этом привычка жить «на широкую ногу» никуда не делась, а зарплаты катастрофически не хватало.

Приняли решение — снова поменять место жительства. В конце концов, неприятно жить в районе, где тебя на собственном дне рождения могут обокрасть.

Из Бирюлево женщины переехали в Подольскую «хрущевку», где уже аккуратнее относились к свободным деньгам — открыли депозит в банке. Но финансовая разница между продажей квартиры в Бирюлево и покупкой в Подольске оказалась несопоставимой с продажей жилья в центре Москвы. Деньги быстро закончились. А привычки каждый год ездить в отпуск, покупать дорогие телефоны и одежду, остались. Совпало это еще и со стремительным ростом потребительской активности россиян, когда любая уважающая себя женщина должна была иметь норковую шубу, а каждый настоящий мужчина — автомобиль. На зарплату консьержки и медсестры такой образ жизни позволить сложно. Сначала израсходовали финансовую «подушку», потом начались кредиты.

«На работе зарплатный банк предложил мне кредитную карту с льготным периодом два месяца и солидным лимитом, несколько десятков тысяч рублей. На эти деньги я сразу купила ноутбук. Долг всегда возвращала исправно, но в льготный период не укладывалась. Даже не знаю, сколько переплатила за проценты», — признается Валентина.

В каких случаях кредитная карта выгоднее кредита?

Не может женщина сказать, и сколько всего кредитных карточек, кредитов, займов в микрофинансовых организациях она оформляла — не помнит. В долг она ездила отдыхать, купила шубу, «айфон» последней модели, даже маникюр делала. Когда не успевала погасить кредит в одной финансовой организации, перекредитовывалась в другой, потому что «вернуть долг вовремя — это святое».

Проблемы начались, когда сумма задолженности внезапно перевалила за полмиллиона рублей — денег на платежи у женщин уже не хватало. Иногда после перевода средств в МФО или на кредитку не на что было купить еду — помогали соседи. Одновременно с этим копился долг за услуги ЖКХ. Когда он пробил 100 тысяч рублей, стало понятно, что возможности погасить его нет. После десяти с лишним лет жизни в Подольске женщины приняли решение менять место жительства. Выбор был не большим — чтобы рассчитаться со всеми долгами, квартиру искали подальше от Москвы. В результате нашлась квартира в Серпухове, в двухэтажном аварийном доме. За счет денежной разницы от продажи жилплощади в Подольске и покупки в Серпухове, Александра и Валентина погасили все долги. Но и сейчас, в 100 километрах от Москвы, женщины хотят жить красивой жизнью. В их городе хватает микрофинансовых организаций, где можно перехватить тысячу-другую на маникюр или помаду.

«Кредит как зависимость»

Валерия работает преподавателем в одном из колледжей Челябинска. Имеет учёную степень, положение в обществе, несколько монографий и… огромные долги по кредитам.

О том, что она должна в массу банков и МФО, знает очень малый круг знакомых. Началось всё лет десять назад, когда Валерия еще жила со своим мужем. Он был прописан у родственников и редко делился деньгами на благоустройство квартиры. Ее квартиры, как он считал. Валерия, получив в наследство от бабушки убитую двушку на окраине, взяла первый кредит и переехала в центр города.

Потом у нее начались новые займы — на ремонт, мебель, компьютер. Муж постановил: «Раз квартира твоя, я с тобой буду скидываться только на то, чем пользуюсь». Доходило до смешного: Валерия купила диван, а супруг отдал половину его стоимости.

«Когда я родила сына, обязанности по его содержанию мы тоже разделили пополам, — вспоминает Валерия. — Муж считает, что при поездке на базу отдыха или на море каждый платит за себя, а за сына — по 50 процентов. У меня не получалось за ним угнаться, и я снова и снова шла в банки, перекредитовывалась, перехватывала денег в микрофинансовых огранизациях». Валерия работает на полной ставке, занимается репетиторством, выходит около 40 тысяч дохода. В определенный момент она поняла, что уже не может справляться с долгами.

Деревня должников. Как кредит довёл южноуральцев до нищеты

«Я, конечно, краем уха слышала, что неплательщиков одолевают коллекторы, обрывают им телефоны, угрожают физической расправой. Но никогда в жизни не думала, что это может коснуться меня, кандидата педагогических наук, приличного и порядочного человека. Я думала, это не касается моего круга, что это участь низших слоёв», — говорит она.

Валерия вспоминает, как к ней пришла заниматься русским языком девятиклассница. Зазвонил городской телефон, она ответила — и посыпались маты, угрозы типа: «Оглядывайся, когда идешь». Неизвестный сообщил, что ее долг в руках какого-то ООО. Валерия бросила трубку. «Я со стыда чуть не провалилась, слезы потекли, я не знаю, что делать, девочку отпустила, денег даже не взяла, — рассказывает женщина. — Вечером всё рассказала мужу. Был ужасный скандал. Он не догадывался, что я беру кредиты на семейные нужды. Я так обиделась, он что, думал, что я получаю столько же, сколько он? Он на заводе до семидесяти тысяч зарабатывал, куда мне, да еще и с долгами. Муж оплатить этот кредит, как и все другие, отказался. Собрал вещи и ушел жить к матери. Мне мой папа дал двадцать тысяч, и эти коллекторы успокоились».

Валерия говорит, что ее жизнь превратилась в ад. Нет, в конвейер: «Я встаю, иду на работу, вечером еду на репетиторство, оттуда иду в банк или в микрофинансовую организацию и гашу часть долга. Прямо вот так, с работы в банк. Оставляю себе копейки, чтобы утром снова доехать до работы. Продукты покупал муж, он уходил от нас периодически, но через какое-то время возвращался назад. Вещи сыну покупал он или мои родители. Я ходила в том, что было, и за что продолжала расплачиваться. Мне звонили то из одного, то из другого банка».

Всё чаще родители стали отказывать в просьбах занять: Валерия давно уже не отдавала деньги. Долг достиг примерно 700 тысяч. Как-то коллекторы позвонили, когда дома был только муж Валерии, он ответил на телефонный звонок, и вечером заемщицу ждал неприятный разговор. Муж сказал, что ему противно слушать обвинения в том, в чем он не виноват. Звонившие угрожали и позорили его: «Твоя баба берёт кредиты, ты что, не можешь рассчитаться?». Он мог, конечно, но не собирался. Через пару месяцев он ушел, как она думала, в двадцатый и очередной раз. Оказалось, в последний. Сейчас у него другая семья, жена — госслужащая высокого ранга с приличной зарплатой, растёт ребенок. Он платит бывшей жене алименты — 5 тысяч рублей. Валерия, конечно, надеялась, что муж поможет расплатиться.

В определенный момент Валерия даже не представляла, как выпутаться из этого хомута. Помог опять ее отец: внес оставшиеся 200 тысяч самого крупного займа. У Валерии остался лишь ежемесячный платеж по 4 тысячи рублей до декабря 2019 года.

Где узнать свой кредитный рейтинг?

«Но ведь существует кредитозависимость! — уверена Валерия. — На днях зашла в салон сотовой связи положить денег, а у них какая-то акция. Продавец объявил, что телефоны дают не в кредит, а в рассрочку. А у меня такой старый аппарат. И я снова не удержалась, тут же оформила себе смартфон. Вроде пустяки, рассрочка на год. Но 3 тысячи в месяц, это почти новый кредит! Теперь я уже плачу 7 тысяч в месяц. А тут прошли новогодние праздники, репетиторств почти не было, зарплат тоже. Я опять пропустила платёж, да и сын устроил скандал, требуя свозить его в зоопарк. В итоге я в минусах, должна соседке и подруге, но вот тут уже поклялась, что это был последний в жизни заём».

Банки отказали

Кредитные тиски могут сомкнуться, зажав в себе буквально любого. О своей необходимости обратиться к кредитным организациям АиФ.ru рассказал писатель, сценарист и переводчик Алексей Биргер. Представителю богемы, сыну известного художника и внуку физика деньги потребовались неожиданно: серьезно заболела жена. В это время писатель работал над новым большим трудом — книгой о поэте Николае Языкове.

«Нужны были деньги, — рассказывает Алексей, — но мне все банки, кроме одного, в кредите отказали. Выяснились две смешные истории. Во-первых, мой долларовый кредит, закончившийся десять лет назад, почему-то считается непогашенным и висит. Во-вторых, у меня была кредитная карта одного банка, я полностью закрыл займ, но, вы будете смеяться, там одна копейка в мою пользу. Пока я эту одну копейку не закрою, не оформлю, кредит считается незакрытым. А на это уйдет уйма времени. Но из-за этих двух историй мне все банки отказывают».

Сценарист стал брать кредиты в финансовых организациях. Он рассчитывал, что получит расчет за Языкова. А еще в эти же дни должна была рожать его кошка-ориентал. Порода дорогая, писатель был уверен, что продаст каждого котенка минимум за 70 тысяч.

На свет появились семь котят. Все, кроме одного, умерли. Потом Биргера подвели с несколькими телепроектами, на которые он рассчитывал. Деньги за одного котенка, проданного на Мальту, должны были прийти в мае, а поступили только в конце июля. То есть вместо того, чтобы погасить часть долгов, писатель все деньги вносил просто за текущие проценты.

Как восстановить кредитную историю?

Биргера попросили продать раритет — тарелку из личного сервиза Павла I. Больная уже тогда супруга вызвалась сфотографировать ее, но случайно уронила и разбила. Алексей склеил предмет интерьера, но, если по оценкам Сотбис, цельная тарелка стоит на аукционе от трех тысяч фунтов, то битая — 500 фунтов.

28 октября 2018 года супруги Алексея не стало. Хотя знакомые, друзья и сокурсники оказали помощь в похоронах, потребовались дополнительные средства.

«Сейчас я со многими микрофинансовыми организациями договариваюсь, устанавливаю графики платежей, — говорит Биргер. — Звонит глава одной из таких, говорит, ваш фильм „По ту сторону волков“ мой любимый, дети ваши детективы читают. Но вот звонили коллекторы от одной организации, говорят, мы тебя найдем и живым закопаем, твоей семье не жить».

На днях Биргеру сообщили, что его долг продан коллекторской организации. Писатель говорит, что их не боится, поскольку закон сейчас значительно ограничивает права подобных фирм. Но сейчас он может платить максимум по 70 тысяч в месяц, а поскольку все кредиты были краткосрочными, то в ближайшие дни ему надо отдать 500 тысяч.

Алексей винит в своей ситуации проблемы в законодательстве, ведь, если бы не было плохих кредитных историй, он бы не обратился к МФО.

«Кроме микрофинансовых организаций, есть еще гораздо более страшные, те, что предлагают якобы избавление от кредитов, — размышляет Биргер. — Я с одной такой влип. Обещали решить мои проблемы, абсолютно ничего не сделали, и я ещё им должен остался».

Платить по счетам

Но самое удивительное происходит тогда, когда заемщики понимают, что не могут выполнять взятые на себя кредитные обязательства. Вместо того, чтобы бороться за залоговое имущество, пытаться договариваться с кредиторами, должники прячутся от судов, не идут на контакт.

Кредитный юрист Никита Емельянов рассказывает ситуацию, которая происходит достаточно часто:

«Эта история началась в марте 2014 года. К нам в организацию, занимающуюся выдачей займов под залог недвижимого имущества, обратился молодой человек. Ему необходимы были денежные средства для развития бизнеса и приобретения оборудования. После расспросов было установлено, что у него недвижимого имущества нет. Есть семья: жена, сын и теща, у которой они и проживают в однокомнатной квартире в Челябинске».

Парень выглядел достаточно благополучно, по крайней мере, создал такое впечатление. Говорил о перспективах своего будущего бизнеса, объяснял, что своей недвижимости нет, деньги нужны на короткий срок. Теща не против взять денег в долг и заложить квартиру. Но поскольку она в возрасте, в банке кредит получить сложно, и они пришли к частному инвестору.

«Будьте готовы ко всему». Как коллекторы угрожают должникам и их детям

Договорились на новую встречу. В назначенный день приехали теща и зять с документами на квартиру. Познакомились с собственником: одинокая, опрятная внешне, воспитанная, крохотная женщина. Адекватно воспринимающая речь, обстоятельства встречи, необходимые действия и возможные последствия в случае, если что-то пойдет не так. Изучили, посмотрели документы. Все в порядке, все друг друга понимают. Договорились о сделке. Займ — 400000 рублей, срок — до года. Заключили договор. Выдали деньги. Оплата процентов за пользование займом — ежемесячно, в конце месяца.

Прошел месяц, наступил день оплаты. Денег нет, попросили подождать. Прошел второй месяц — денег нет, и заемщики пропали. Телефоны выключены.

В августе 2014 года организация подала в суд. Никто из заемщиков не явился. Соседи смотрели волком, когда представители кредитора начинали расспрашивать, проводя досудебную работу. В декабре вступило в силу решение суда. Исполнительный лист на арест квартиры передали приставам. До этого момента, а это больше 6 месяцев, на связь со стороны должника никто не выходил.

«Я, будучи представителем этой кредитной организации, поехал на арест квартиры, находящейся в залоге у частного инвестора, с судебным приставом—исполнителем, — рассказывает Емельянов. — Приехали. Позвонили. Шум за дверью. Открывает пьяная женщина. Следом выбегает двухлетний мальчонка, грязный, лохматый, босой. В квартире полное отсутствие ремонта, запах. Жесть. У меня дочери 2 годика. Вижу это, и сердце кровью обливается. Зашли в квартиру, осмотрелись, зрелище жуткое. Как в ней можно жить? В туалете не было унитаза, он расколот, стояло ведро, соединенное с канализационной трубой.

Женщина, которая вышла, — это и есть Елена Александровна, а зять умер. Уснул — не проснулся, отказало сердце. Платить нет возможности. Пенсия мизерная. Елена Александровна — бывший педагог».

Решение суда было исполнено, квартиру передали взыскателю в счет погашения долга. Семью Фатеевых выселили и сняли с регистрационного учета принудительно. Юрист убедил взыскателя арендовать им квартиру на несколько месяцев, и должники, чтоб не было скандалов и шума, сами добровольно съехали.

«А что им было делать, — рассуждает юрист. — Жалко всех. Это тоже одна из граней жизни, морали, справедливости и закона.

Хочу дать советы всем, кто сомневается, брать ли в долг, особенно у микрофинансовой организации:

1. Есть банки и иные инструменты для решения финансовых трудностей. Как бы родственник вас ни просил взять на себя кредит, подумайте о залоге, о последствиях, они бывают разные.

2. Беря деньги в долг у ростовщика, подумайте, вам такие проценты под силу? Ваши доходы позволяют содержать ростовщика ?

3. Если Вы попали в трудную ситуацию, не бойтесь обратиться к специалистам. Вам помогут. Безвыходных ситуаций не бывает».

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Comments links could be nofollow free.